Галиахметов Рим Музаффарович. «Я не жалею, что стал энергетиком…»

Галиахметов Рим МузаффаровичВ нашей беседе Галиахметов Рим Музаффарович рассказал, как работала электроэнергетика Республики Татарстан в период его руководства (2000-2004 гг.) и как развивалась наша компания.

- Рим Музаффарович, расскажите о себе?

- Я родился 13 марта 1962 года в маленькой деревне Бакабизово Муслюмовского района. В 9 лет, вместе с родителями мы переехали в Набережные Челны. В 10 классе я серьезно задумался о своей будущей профессии. Родная сестра к тому моменту училась в энергетическом техникуме в Казани, и я, долго не сомневаясь, решил продолжить зарождающуюся династию энергетиков. Хотя до этого никто в семье в энергетике не работал. В 1979 году поступил в Казанский филиал Московского энергетического института на специальность «Электрические станции». После 1 курса всех студентов на 3 месяца отправили работать электромонтерами на строительство линий электропередач. Это была моя первая работа. Окончив ВУЗ, в 1985 году я по распределению попал на Набережночелнинскую ТЭЦ. Там я начал работать электромонтером, после стал мастером, инженером по обслуживанию средств релейной защиты и автоматики, и дорос до начальника смены электроцеха. Если рассказывать о своей карьере в энергетике, то можно сказать, что я прошел все этапы производства, распределения и продажи электроэнергии. Сначала я работал на Набережночелнинской ТЭЦ – там, где производится электоэнергия, потом в Горэлектросетях – там, где ее трансформируют и передают до потребителя. В 1998 году я пришел в систему «Энергосбыта». До 2000 года работал начальником Елабужского, а после Казанского отделений. В 2000 году стал директором предприятия «Энергосбыт» ОАО «Татэнерго». Благодаря своему опыту в системе ОАО «Татэнерго», мне было легко ориентироваться в работе, так как я знал, что продаю.

- Вы помните свой первый рабочий день?

- Да, в июне 2000 года генеральный директор ОАО «Татэнерго» Ильшат Фардиев официально представил меня коллективу, но так как с сотрудниками мы уже были хорошо знакомы, ничего особенного в этот день припомнить я не могу.

- Какие задачи стояли перед Вами, как перед руководителем «Энергосбыта»?

- На тот период сбор денежных средств составлял всего лишь 5%, остальные 95% основывались на взаимозачетах. Сейчас, наверное, вам это сложно понять, но представьте, заработная плата не выдавалась сотрудникам по 7-8 месяцев, или выдавалась продуктами питания: мясом, крупами, водкой и т. д. Для того чтобы обеспечить всю энергосистему заработной платой, необходимо было собрать «живые» деньги. Генеральный директор поставил перед нами задачу - в кротчайшие сроки, в течение года, довести сбор «живыми» деньгами до 20%. Уже к концу 2002 года мы работали почти без взаимозачетов. Тем не менее, приходилось действовать довольно жестко - вводить ограничения, отключать потребителей электроэнергии. Проводились ежедневные, еженедельные выезды в районы, встречи с главами администраций, с руководителями предприятий. Однако будет не совсем правильно говорить, что ситуацию исправили только мы. Это была тенденция общероссийского, общетатарстанского уровня.

- С какими трудностями Вам пришлось столкнуться на посту директора «Татэнергосбыта»?

- Трудностей было много. С одной стороны на нас давило руководство «Татэнерго», оно требовало только положительных результатов, с другой стороны – мы были вынуждены давить на потребителя, чтобы собрать деньги. На тот период электричество воспринималось как своего рода социальное благо, которое было, есть и будет. Платить за него никто не хотел. Были такие главы администраций, которые говорили колхозам, бюджетным организациям: «Не платили и не платите!». Приходилось со всем этим бороться. Без помощи генерального директора «Татэнерго» Ильшата Фардиева и без помощи первого президента республики Минтимера Шариповича нам бы не удалось самостоятельно решить все проблемы. Тяжелые были времена, особенно в первые годы. Сейчас, по прошествии многих лет, кажется, что это все было давно и неправдой.

- Какой самый приятный, запоминающийся момент в период Вашего руководства?

- Это празднование 70-летия «Энергосбыта». Даже в такие тяжелые времена, когда денег не хватало, руководство нас поддержало, и мы организовали хороший праздник для сотрудников и гостей предприятия.

- Как Вам запомнился коллектив «Энергосбыта»? Тяжело ли было им управлять?

- Я бы сказал, не просто. Коллектив, в большей части был женским, работали люди уже с устоявшимися жизненными позициями. Но, думаю, нам удалось найти общий язык. Мы вместе прошли определенный жизненный этап. Мне коллектив понравился. И сейчас, я продолжаю общаться со многими из них.

- Как Вы оцениваете свой вклад в развитие компании?

- Свой труд всегда очень сложно оценить объективно. Я боюсь показаться нескромным. Я считаю, что основная задача каждого руководителя – это достижение поставленных перед ним на тот период целей. В то время сформировалась сильная команда единомышленников, и мы вместе работали над общими задачами. Впервые так серьезно был поставлен вопрос о снижении потерь. Были созданы советы по потерям. Я думаю, что мы смогли обнародовать проблему потерь электроэнергии.

- Что помогает Вам идти по жизни?

- Думаю, нужно любить свое дело. Это конечно высокие слова, но могу сказать только одно, я не жалею, что стал энергетиком и это самое главное.

- Как Вы видите работу электроэнергетической отрасли в настоящее время?

- На данный момент, считаю, что в идеале было бы вернуть все как было - объединить энергосистему. Вместе с тем, необходимо понимать, что в том варианте, в котором она существовала до реформирования, она уже никогда не будет. Идея при разделении энергосистемы была такова: выделить из общей системы энергетики отрасль естественной монополии – сетевые компании, а производство электроэнергии организовать на основе конкуренции генерирующих компаний. Таким образом, теоритически, это должно было привести к снижению тарифа на выработку электроэнергии, соответственно и уменьшению конечного тарифа для потребителей. Но в реальности этого не произошло. На мой взгляд, если бы энергосистема была объединенной, она сама решала бы на каких этапах производства, передачи и продажи ей сэкономить так, чтобы конечный тариф для потребителя являлся приемлемым. Сейчас «Татэнергосбыту» приходится «несладко»: с одной стороны, необходимо собрать деньги с потребителей, с другой, расплатиться с производителями и транспортировщиками электроэнергии. Компания продает то, что уже произведено, доставлено до потребителя по тем ценам, которые ему устанавливает комитет по тарифам. Повлиять на эту ситуацию «Татэнергосбыт», с учетом тех методик, которые утверждены правительством, не может. Работая на «переднем фронте», компания отвечает за конечную цену за электроэнергию и все негативное отношение потребителя ложится на плечи «Татэнергосбыта». Необходимо объяснить потребителям, что конечные тарифы устанавливает не сбытовая компания, и это не их прихоть. Но от этого, им легче не станет.

- Какие пожелания у Вас есть коллективу и компании «Татэнергосбыт»?

- Я вижу «Татэнергосбыт» высокотехнологичным предприятием, особенно в части информационных технологий. Все инновации, которые сейчас активно внедряются, способствуют повышению уровня обслуживания клиентов и являются показателем открытости компании. Мне бы хотелось пожелать всем терпения, генерации новых идей, а также не разобщаться, а наоборот, даже если на законодательном уровне энергосистема республики не будет объединена, сплачиваться на уровне руководства и коллективов.